Статьи по психологии

Эмоциональная близость

В-третьих, супервизор заверил интервьюера, что контр­трансферные реакции по отношению к пациентам с тяжелыми психическими расстройствами не представляют собой ничего из ряда вон выходящего.

Клиницист нашел утешение в том факте, что он был не первым и не единст­венным специалистом, у которого проявились контртрансферные реакции. Он также стал работать над тем, чтобы его поведение отвечало целям тера­пии, а не было результатом страха эмоциональной близости. Отклики интервьюеров на перенос индивидуальны и неповторимы. В свою очередь, они вызывают неповторимые и индивидуальные реакции клиентов. Возвращаясь к последнему примеру, отметим, что мужчины, кото­рые очень много значили в жизни клиентки, были для нее эмоционально не­доступны. Ее гнев по отношению к замкнутым мужчинам часто приводил к эмоциональным (а иногда и физическим) контратакам с их стороны. Про­должительная отчужденность интервьюера была непривычной для пациентки (и для него), поэтому она продолжала подвергать его яростным нападкам, возможно, пытаясь таким образом вызвать у него хоть какую-то реакцию. В свою очередь, клиницист продолжал сдерживать свои эмоции из боязни эмоциональной близости, а также опасаясь потерять контроль над ситуацией. Многие теоретики, рассматривая контрперенос, идут дальше Фрейда и дают более широкое определение этого явления, как “любые бессознатель­ные установки или модели поведения со стороны тераписта, обусловленные скорее потребностями последнего, чем потребностями клиента” Другими словами, источником контрпереноса могут быть бессознательные устремления самого интервьюера, а не его клиента.